Я не философ и не политик, но гражданин своей страны. Мне не безразлично будущее моих детей, и чтобы быть полезным своему Отечеству, хочу попытаться понять его и умом, и сердцем.
Мои блуждания в поисках ответов на извечно русские вопросы «кто виноват?» и «что делать?» привели меня к убеждению, что истину нужно искать, исследуя «человеческий фактор», человеческий материал, «качество народа», который имеет ту форму правления, которую он заслуживает, а живет так, как работает.

Взгляд в прошлое или в который раз о русском национальном характере.

Характер – с греч., отличительная черта, признак, совокупность основных наиболее устойчивых психологических свойств человека, обнаруживаемых в его поведении; а также твердая, сильная воля, упорство в достижении чего-либо (Большой толковый словарь русского языка).
Интерес к национальному характеру проявился в 18 веке, тогда начали издавать сборники «нравов и обыкновений» различных земель. Записки путешественников были популярны и любопытны, так как «гость мало гостит, да много видит». Часто суждения иностранцев о русских совпадало с мнением российских властей и выдающихся людей России.
Например, Джордж Макартни (английский посол в Петербурге, 1756-67 г.г.), описывая «дух и характер» русского крестьянства, признает за ним «большой природный ум и проницательность», «необычайную хитрость и ловкость в делах», но в целом «они ленивы телом, праздны умом и до чрезвычайности чувственны – не знают иного счастья, кроме опьянения и обжорства»; «крестьяне красивы, просты и естественны в своем поведении, но покорны и смиренны по отношению к высшим…все душевные качества у них слабее, поэтому они рождены, чтобы ими командовать».
Роль насилия во взаимоотношениях правителей и подданных в России прослеживается в одном из указов Петра I: «Наш народ яко дети,…которые никогда за азбуку не примутся, когда от мастера не приневолены бывают, которым сперва досадно кажется, но когда выучатся, потом благодарят, что явно из нынешних дел: не все ль неволею сделано?»
Екатерина II, отвечая на вопросы Д.И. Фонвизина, определила такие черты русского национального характера, как «острое понимание всего, образцовое послушание и корень всех добродетелей от Творца человеку данных».
Положение дворян, по мнению Макартни, столь же бесправно, как и положение крестьянства – «дворянство не получило тех преимуществ рождения или образования, которые были бы полезны ему самому». Как писал Ричардсон, крепостное право в России есть «верховная власть императора над дворянством, а дворянства над рабами».
Идею всеобщего крепостного режима в России подтверждают и сами русские дворяне. «Польскому шляхетству не смеет и сам король ничего сказать, а у нас всего бойся» (А.П. Волынский). Княгиня Е.Р. Дашкова в споре с Д. Дидро утверждала: «Если бы самодержец, разбивая несколько звеньев, связывающих крестьян с помещиками, одновременно разбил бы звенья, приковывающие помещиков к воле самодержавных государей, я с радостию подписалась бы под этой мерой».
Всеобщее рабство и зависимость зарождало и укрепляло такие черты, как лесть и низкопоклонство по отношению к фаворитам, министрам, влиятельным людям, упоение внешними знаками отличия в виде лент, орденов и титулов. Об этих «оковах позлащенных» русского дворянства писали А.Н. Радищев, Г.Р. Державин, М. М. Сперанский.
П.Я. Чаадаев в «Философических письмах» сокрушался о всеобщей рабской психологии, пронизывающей русское общество снизу доверху. Все дело в том, что крепостные и вольные люди жили вместе, общались, тем самым перенимали друг у друга образ мысли, систему ценностей, традиции, природу общения. Он бросает упрек православной церкви, что она «не возвысила материнского голоса против насилия одной части народа над другой».
Н. Бердяев в книге «Психология русского народа» продолжает исследование русского характера. Одной из наиболее главных черт, отмеченных философом, является неумение «устраивать свою землю». Он отмечает Россию как самую безгосударственную, самую анархическую страну в мире.
В основе русской истории лежит легенда о призвании варяг-иностранцев для управления русской землей, так как «земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет». В природе русского характера нет «рыцарства и мужественного начала», вместо воли и личного закала – пассивность, покорность, женственность, ожидание «жениха, мужа, властелина».
Русский анархизм женственный, мягкотелый. Нет предела смиренному терпению многострадального русского народа, где власть всегда была иноземной. «Неметчина как-то органически вошла в русскую государственность и овладела женственной и пассивной русской стихией». Русский народ принес большие жертвы для создания русского государства, но «сам остался безвластным».
Н. Бердяев отмечает парадоксальность и загадку русской истории и русской души, и не может ответить на вопросы – почему «самый безгосударственный народ создал такую могущественную государственность; почему самый анархический народ так покорен бюрократии?» В то же время это народ странников, скитальцев, стремящихся к бесконечной свободе, вечно ищущих, мятежных и жутких в своей стихийности.
Странник – самый свободный человек на земле, он не врос в землю, вся тяжесть жизни – это котомка за плечами. Это образ абсолютной свободы, как протест против вынужденного рабства. Тип странника позже воплотит в себе Л. Толстой, уйдя из дома. Явление духовного странничества пронизывает всю русскую литературу – Раскольников, Мышкин, Ставрогин, Андрей Болконский, Пьер Безухов.
Духовное странничество мы находим у Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Оно есть у русских анархистов, народников и революционеров, стремящихся к абсолютному, идеальному, выходящему за грани реальной жизни. Все это есть в русском сектанстве и в русском суеверии. Россия — это страна Григория Распутина, Пугачева, это страна самозванцев. В русской душе есть какое-то бесконечное искание невидимого града-Китежа, «золотого века, который каждый носит в кармане».
В русской душе нет предела печали о мировом горе и страдании, и «мука эта не знает утоления». Вечное искание правды, абсолютной, божественной. Искание спасения для всего мира и всеобщего воскресения к новой жизни.
Эту тайну парадоксальности русского характера Н. Бердяев связывает с особенным соотношением женственного и мужественного начала. Корень противоречий он видит в несоединенности этих двух начал. Стремление к безграничной свободе оборачивается безграничным рабством, вечное странничество – вечным застоем, потому что мужественность всегда ожидается извне, а «не овладевает женственной национальной стихией изнутри». Это означает, что все мужественное, действенное, направленное на раскрытие личности, которое способствует оформлению свободного бытия, свободной самоорганизации, приходит извне и обретает порабощенный характер, приводит к пассивности, инертности, лени.
«Россия невестится, ждет жениха, который должен придти из какой-то выси, но приходит не суженый, а немец-чиновник и владеет ею».
Не в этом ли кроется причина русской революции, в которой народ остался духовно пассивным и покорным новым властелинам, революции, приведшей Россию к катастрофе, прежде всего, духовной, хозяйственной, политической?

Почему именно в России свершилась революция?

В России произошло то, что предсказал Ф.М. Достоевский в романе «Бесы».
«Рабы должны быть равны…Не надо образования, довольно науки! Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание; мы пустим пьянство, сплетни, донос, мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство…»
Не успев оправиться от одного рабства (1861 год), через 50 с небольшим лет, русский народ впадает в еще более глубокую бездну рабства, зависимости, униженной, жалкой, трагичной. Это был глубокий кризис духа, веры, чести, нравственности, совести. Отказавшись от престола, Николай II, помазанник Божий, тем самым подорвал чувство долга, веры и присяги. Лозунг «За Царя, за Родину, за Веру!», перестал быть опорой для народного самосознания. Русская идея, на которой держался народный дух, побеждавший все иноземные вторжения, дававшая силы противостоять испытаниям, рухнула, освободив место утопической идее «построения светлого будущего».
Русская революция имела европейское, западное происхождение. Коварный Запад, не понимающий, тем более не любящий Россию, боящийся этой страны-сфинкса, пошел на преступный эксперимент, в результате которого из самых низов общества поднялась «чернь».
Это были люди не оформленные ни личностно, ни духовно, не имеющие ни совести, ни религии, ни правосознания. Запад талантливо сыграл на чувстве массой зависти. Почему твое, а не мое? Умы были заражены химерой всеобщего равенства и уравнения: собрать все и разделить.
Русский философ-эмигрант И.А. Ильин говорит, что Россия рухнула на наших глазах, потому что русский человек был слаб в добре, что он не сумел противиться злу силою и подчинился кучке авантюристов, но зато оказавшихся сильными во зле, сильными бессовестностью и волею к власти, готовностью к свирепым убийствам.
Коммунисты сделали все, чтобы сделать людей лживыми и трусливыми рабами. В 1929-35 г.г. они погубили более 600 000 дворов и семей, и ввели государственное крепостное право. Это была систематическая школа зла и предательства. «Морально то, что полезно в данный момент международному пролетариату». (Лозунг чекистов).
Ни одна страна не знает такого массового уничтожения своего народа. Судьба русского народа ХХ века несравнима и безмерна по своей тяжести. Как будто все силы зла поднялись из преисподней, одурманили, соблазнили на скользкую дорогу бесчестия, безверия и преступления. Еще живы те, кто помнит своих родных, расстрелянных, пропавших, замученных только потому, что они были хорошими людьми, здоровой, нравственной частью нации. Задачей коммунистов было уничтожение всех, кто умел мыслить, остаться должны были только рабы.
Одна из директив Совнаркома гласила: «Сущность революции состоит в открытом попирании всякого права, включая и собственные декреты революции».
В результате русский народ не сам оскудел качествами души, а был ограблен посредством страха, голода, унижений, а состояние души, униженное и развращенное, входило в плоть и кровь. Люди предавали других, даже самых близких, чтобы спасти себя. Появилась новая порода людей homo soveticus, живущих двойной моралью, трусливых, завистливых, лживых. Террор отучал людей от правды и приучал ко лжи. Евангелие недаром называет дьявола «отцом лжи».
«Если бы Франция, -пишет Сен-Симон, - вдруг потеряла своих 50 первых ученых, своих 50 первых артистов, своих 50 первых фабрикантов, своих 50 первых агрономов, то нация стала бы телом без души, она была бы обезглавлена».
Да, если следовать тезису Сен-Симона, мы были обезглавлены и должны были исчезнуть как нация, рассеяться, распылиться в мировом человеческом пространстве, потому что количество потерянных «первых», исчисляется не десятками и сотнями, а сотнями тысяч лучших представителей народа. Были нарушены традиции воспитания и образования, потому что были уничтожены семьи, а творческий ум нации, лишенный возможности свободно мыслить и говорить правду, бился как птица в клетке, угождая социальным заказам.
Только благодаря неизмеримым человеческим богатствам и Божьему провидению, мы до сих пор живы и называемся русскими.

Взгляд в будущее или что нам делать.

История еще оценит по достоинству заслуги перед Россией М.С. Горбачева, который, также как в свое время Н.С. Хрущев, освободил из заточения правду, дал свободу мысли и критической оценки прошлого и настоящего. Вдруг стало возможным говорить то, что думаешь, читать и писать, что хочешь, и «тебе ничего за это не будет».
Это был шок, потому что я помню, как родители прятали от нас книги Солженицына, как мы читали М. Булгакова в машинописном варианте. Потому что мы знаем, что машинистка, печатавшая рукопись «Гулага», была арестована и покончила с собой, не пережив своего предательства. (Она рассказала где зарыта (!) рукопись).
Мы хорошо помним, как встретив где-нибудь на станции метро или на улицах города стайки иностранных туристов, мы много раз оглядывались, как на нечто удивительное, экстраординарное. Как будто «по улицам слона водили», а это были всего лишь люди, вроде бы такие же как и мы, но было в них нечто такое… Они выглядели как инопланетяне, отважившиеся залететь в опасную зону, под названием Россия.
Что же это такое «нечто», то, чего не было у нас, что вызывало у нас невольное чувство любопытства и удивления? Это были свободные люди с внутренним чувством собственного достоинства: спокойный взгляд, походка, улыбчивость, живость – все свидетельствовало о состоянии души свободного человека. Как правило это были пожилые люди, что еще более усиливало потрясение от их созерцания, потому что мы знаем как выглядят наши старики.
За последнее десятилетие Россия, как и триста лет назад, на ходу впрыгивает в быстронесущийся поезд мировой цивилизации. Только на этот раз это не «неволей сделано», это осознанное желание изменить свою жизнь, а это значит изменить себя. Мы должны сделать очень много для своего Отечества – быстро адаптироваться в изменившемся мире, освоить все положительное, что накоплено другими, при этом не теряя себя. Пережитые испытания и страдания должны помочь выковать новый русский характер – сердечный и волевой.
России нужны новые люди («новых русских» уже хватает), государственно мыслящие, бескорыстные, преданные Отечеству, действенные, волевые. В русском характере должны наконец-то соединиться женская стихия и мужественное, рыцарское начало. Возрождение мужчины, как хозяина, мастера, с творческой инициативой восстановит экономику. Не ждать «женихов», которые придут извне «устраивать нашу землю». Русский мужчина должен быть состоятельным и самодостаточным в организации своего дела, семьи.
России нужны лидеры, много лидеров, которые объединяли бы вокруг себя и своего дела людей, воспитывали их и себя. Мы должны шаг за шагом, капля за каплей, преодолевать лень, инертность, безразличие, перестать смиренно терпеть хаос и нищету, - все эти рабские привычки, которые со временем становятся удобными.
Надо работать и зарабатывать на достойную жизнь, отчего поднимется авторитет в семье, самоуважение и уважение окружающих. Экономический подъем поможет укрепить семью, поможет дать детям хорошее образование. Этот процесс уже идет, его нельзя остановить. Мы должны подняться, укрепив дух с Божьей помощью.
Необходимо осознать вину, покаяться за тех, кто был орудием в руках сил зла. В молитве за их души и прощении мы должны преодолеть кризис духовный, а затем и экономический.
«В русской душе должен быть преодолен раб!» (И. Ильин). Человек рождается свободным. Только в свободе выбора, в свободе нравственной творческой деятельности, в свободе мысли есть движение вперед.

Послесловие.

У Льва толстого есть рассказ «Люцерн», в котором описывается эпизод, произошедший с князем Нехлюдовым на модном швейцарском курорте. Прогуливающаяся богатая, праздная публика остановилась в изумлении, услышав дивный голос бродячего певца, исполнявшего тирольские песни. В домах открылись окна, одни люди остановились, другие подошли ближе туда, откуда доносился голос. Около ста человек замерли под звуками, издаваемыми маленьким человеком. Вид его был жалок, он выглядел утомленным, одежда его была в пыли, а глаза слезились от яркого солнца. Но голос и песня были совершенны. Когда он замолчал и протянул шляпу, чтобы получить гроши за свое искусство – кто-то, очнувшись, засмеялся, повернулся спиной, окна захлопнулись, толпа разошлась, не дав ни копейки человеку, чьим талантом они только что были потрясены. Смущенно отвернувшись , он пошел прочь, как будто сделал что-то постыдное. Только один человек, у которого сжалось сердце от сострадания и жалости, догнал его, привел в кафе, напоил и накормил. Этим человеком был русский князь Нехлюдов.

В мире есть силы, которые не хотят нашего возрождения, которые стараются лишить нас нашей национальной самобытности, наших душевных качеств, насаждают нам чуждые, пошлые западные и американские приоритеты и ценности.
Напрасная затея, потому что у нас под ногами – наша Земля, а над головой – покров Пресвятой Богородицы.

Литература: П.Я. Чаадаев «Философические письма»; Ф.М. Достоевский «Бесы»; Л.Н. Толстой «Люцерн» (из записок князя Нехлюдова);Н. Бердяев «Судьба России»; И.А. Ильин «О грядущей России»; Г. Любон «Психология народов и масс»; «Россия и Запад: диалог культур», статья Карацуба И.В. «Нация противоречия и парадокса»: историко-публицистический трактат о России Дж.Макартни».

Светлана Алипова.
с. Шелемишево, Рязанская область
июль, 2003 г.